Вход с паролем | Регистрация

Корзина

В вашей корзине пока ничего нет

Телефон:

+7 913 920_-92-34_
Связаться с нами

Статьи

О быстром, мягком и окончательном излечении по Ганеману | Гомеопатия

Высшим и единственным предназначением врача является возвращать больному здоровье, или лечить, как это обычно называют.

Наивысшим идеалом лечения является быстрое, мягкое и окончательное восстановление здоровья или устранение и уничтожение болезни во всей ее целостности кратчайшим, наиболее надежным и безопасным способом на основе легко понимаемых принципов.

«Органон врачебного искусства», § 1 и 2

Этими мудрыми словами начинается «Органон», гомеопатическая библия и дело всей жизни Самуэля Ганемана. Эти слова написаны двести лет назад, но и сегодня «наивысший идеал» достигается далеко не всегда и не всеми врачами. Современная медицина (аллопатия) не утверждает, что способна лечить такие хронические болезни, как диабет, артрит и аутоиммунные заболевания, она говорит лишь о контроле симптомов с помощью лекарств, которые пациент должен принимать до конца жизни. Будучи совсем не мягкими, многие лекарства вызывают побочные эффекты — причиняющие неудобства, вредоносные или даже фатальные, и чтобы облегчить проблемы, вызванные первым набором лекарств, требуется множество других медикаментов1. Далее. Современная медицина стоит непомерно дорого, чрезмерно полагается на технологии и — возможно, это самое важное — не удовлетворяет ни врача, ни пациента, потому что в их кратких встречах доминируют денежные параметры медицинской страховки и постоянная боязнь иска о профессиональной небрежности.

Неудивительно, что и врач, и пациент ищут альтернативу. Изучив несколько основных подходов к лечению, я уверен, что у гомеопатии есть наилучшие ответы на вопросы, перед которыми стоит современная медицина. И я с огромным удовольствием делюсь знаниями о гомеопатии с моими учениками, среди которых много профессиональных медиков-аллопатов. С помощью этого учебника я надеюсь поделиться знаниями и накопленным опытом с более широкой аудиторией студентов и практиков, как гомеопатов, так и аллопатов, чтобы все мы могли оказать нашим пациентам наилучшую помощь.

Что такое «настоящее излечение»? Как сделать его максимально быстрым и мягким? Возможно ли окончательное излечение хронических болезней? На эти вопросы гомеопатия дает полные ответы, которые мы изучим в данной главе.

Истинное излечение

На первый взгляд определение излечения кажется простым: излечение есть исчезновение симптомов пациента. Однако гомеопатия метит гораздо выше, и врачи, научившиеся лечить своих пациентов с помощью классической гомеопатии, сразу же начинают видеть разницу. Вместо того, чтобы награждать пациента побочными эффектами, гомеопатические лекарства улучшают качество его жизни на всех уровнях. Сколько раз я слышал слова пациента: «В жизни себя так хорошо не чувствовал!» По сути дела, частым первым признаком работы препарата, даже до облегчения основной жалобы, является улучшение состояния в целом. Ложась спать, пациент сразу же засыпает, глубоко спит и хорошо высыпается; чувствует себя более энергичным; реже простужается и не заболевает гриппом во время каждой эпидемии; и больше не объедается шоколадом.

Такие изменения на физическом уровне достаточно примечательны, но в гомеопатии мы ожидаем перемен на еще более глубоком, психическом/эмоциональном уровне: пациент часто сообщает о том, что лучше чувствует себя, что у него повышается уверенность в себе и самооценка, он наконец-то разбирает кипы бумаг, которые собирали пыль, заканчивает наполовину сделанное дело, перестает придираться к детям и даже снова начинает получать удовольствие от секса с супругой. Пациенты часто сообщают о снах, в которых они наконец-то могут попрощаться с ушедшими возлюбленными или «отвести душу», высказаться в адрес человека, которого не могут отругать в реальной жизни (например, начальника); после таких снов пациенты просыпаются с ощущением преодоленной преграды и возможности двигаться дальше. Иногда энергия, которую дает пациенту препарат, и уверенность в себе побуждают его внести в жизнь необходимые изменения — изменения, которые откладывались годами. Я видел множество пациенток, которые набирались мужества и заканчивали совместную жизнь с жестоким мужем через месяц или два с момента приема лекарства.

Результат очевиден друзьям и членам семьи пациента. Они говорят о том, что пациент словно помолодел, выглядит здоровее и лучше ладит с окружающими. Они часто спрашивают: «Что ты с собой сделал? Ты так здорово выглядишь».

Такие изменения могут показаться чудесными, но для гомеопата это повседневная работа. Изменения становятся возможными, потому что гомеопатия проникает в самую суть человека, к собственной целительной энергии человеческого тела, усиливает и уравновешивает ее, вследствие чего не только исчезают специфические симптомы болезни, но и всë духовно-психо-эмоционально-физическое существо возвращается к тому состоянию, с которым оно было создано.

Лечение всего человека

Один из фундаментальных принципов гомеопатии таков: мы лечим не болезнь, а человека, страдающего от болезни. Это может показаться очевидной истиной, но пациенты удивляются вопросам, которые мы им задаем (см. пример в приложении 1). Пациенты часто говорят, что врач никогда не слушал их с таким вниманием, не задавал столько интересных вопросов и не записывал то, что кажется им важным; они и не думали, что прием у врача может быть таким, пока не пришли к гомеопату. При лечении хронической болезни нам нужно определить физическую конституцию пациента и его характер, узнать о различных травмах, которые человек пережил, об окружении на работе и дома, о пищевых и температурных предпочтениях. А вот и самый важный вопрос: «Что происходило в вашей жизни, когда вы заболели?»

Одна из моих учениц, которая работает медсестрой в известном национальном онкологическом институте в Бостоне и ведет там группу помощи раковым больным, задавала этот вопрос пациентам своей группы. Те немедленно воодушевлялись и начинали ходить по комнате; каждый точно знал, какая травма в его жизни инициировала рак, и ни в одном случае онколог не проявил ни малейшего интереса к этой информации! Несомненно, нельзя винить в этом онкологов, потому что эта информация была бы бесполезна при составлении протокола лечения. Но для гомеопата, пытающегося найти лекарство для всего пациента, эта информация наиболее важна. Симптомы болезни пациента имеют самый низкий приоритет. Дело в том, что гомеопатическое лечение идет изнутри наружу, а физические симптомы появляются (другими словами, выходят на поверхность) последними. Это не обязательно значит, что они находятся на коже; имеется в виду, что физическое тело является местом выражения внутренних — психических, эмоциональных и энергетических — аспектов человеческого существа. Исправив нарушения в ядре, гомеопатическое лекарство вылечит внешние симптомы, и излечение будет глубоким и окончательным.

Гомеопатия не придает такого же значения лабораторным исследованиям, анализу крови или даже названию болезни, как аллопатия. Несомненно, информация, полученная благодаря передовым медицинским технологиям, ценна — об этом говорится в главе 4. Но мы фокусируем внимание на ощущениях пациента, на том, что он чувствует и почему он это чувствует. Мы узнаëм от пациентов, что их «обычные» врачи уделяли слишком много внимания результатам анализов, чрезмерно доверяя лабораторным распечаткам, и смотрели в монитор, вместо того чтобы смотреть на пациента.

Множество раз я слышал от своих пациентов, что когда они чувствуют себя лучше, даже хотя их давление немного не в норме, доктор говорит им, что они должны лечиться, а не обманываться на свой счет. А врачи нередко говорят, что их просто сбивают с толку пациенты, которые сообщают, что больны, хотя их анализы в норме. Врачи могут отправить таких пациентов восвояси, прописать им прозак или сбросить со счетов как ипохондриков. Для гомеопата же ипохондрик — это пациент, с которым мы можем эффективно работать, потому что мы пользуемся его субъективными симптомами, чтобы найти лекарство, которое облегчит симптомы, восстановит здоровье и душевное равновесие.

Пациенты также говорят нам, что «обычные» доктора так усердно стараются поставить диагноз, как будто их работа на этом заканчивается. Врач расслабляется, когда болезнь определена, что психологически вполне объяснимо. Но это его достижение совершенно не помогает пациенту. Оно означает, что пациента можно включить в стандартный протокол лечения (часто «пожизненный», с побочными эффектами), а иногда название обнаруженной болезни звучит как смертный приговор, подразумевая «Вам осталось жить шесть месяцев» или нечто вроде того. В своей практике я множество раз видел, как после такого диагноза здоровье пациента внезапно и резко ухудшалось. В свое время я практиковал в здании онкологического центра и видел пациентов до и после диагноза «рак». Сначала они не выказывали симптомов и были полны энергии, но через несколько дней превращались в раковых пациентов, с усталостью и болями, которых не было ранее. К счастью, у гомеопатии есть лекарства от того, что мы называем «плохими новостями». У пациента, получившего такое лекарство, по меньшей мере достанет сил и самообладания, чтобы справиться с дурной новостью. Как же мне жаль, что аллопатическая медицина, пусть даже она больше ничего не возьмет из гомеопатии, не поддерживает пациента одним из этих простых лекарств, когда сообщает ему сокрушительный диагноз.

Индивидуализация пациента

Истинному гомеопату не нужно знать название болезни. Когда один из благодарных пациентов полюбопытствовал, от чего же именно он излечился, спасший ему жизнь Ганеман красноречиво ответил: «Меня не касается название болезни, а вам необязательно знать название лекарства». (Он не говорил названия препаратов даже своим ученикам — не из скрытности или эгоизма, а во избежание стандартизации назначения для любого пациента с подобной болезнью.) Ганеман учил, что названия болезней — нефрит, артрит, гастрит — не помогут нам вылечить пациента, и болезни следует называть «некой разновидностью» нефрита, артрита или гастрита. Разновидность «-ита» зависит от того, кто именно страдает от болезни. Десять разных пациентов, страдающих от гастрита, скорее всего получат от гомеопата десять разных лекарств, выбранных на основании их психо-эмоционально-физического склада, истории жизни и взаимоотношений с другими людьми. Многие пациенты спросят: «У вас есть лекарство от шума в ушах?» (боли в спине, головокружения, артрита). Гомеопат должен ответить: «У нас есть лекарство для человека, у которого шумит в ушах» (артрит, болит спина, кружится голова).

Далее. Гомеопатия не старается найти «виновника» в виде микроба, вызвавшего болезнь. Микробы есть везде, но к ним восприимчивы лишь некоторые пациенты, и, укрепив жизненную силу человека, мы можем изменить его восприимчивость. Например, возьмем синдром хронической усталости. На поимку неуловимого вируса были потрачены миллионы долларов, и как только его не называли — вирус Эпштейна–Барр, «вирус яппи», HHV-6, пенистый вирус, ретровирус и т. д., но обнаружение вируса это лишь маленький шаг вперед, потому что у аллопатической медицины нет средств для эффективного лечения вирусных заболеваний. Точно так же и название болезни не дает никакой помощи в ее лечении. Было печально видеть, как на недавней конференции по этой болезни половина времени была отведена на поиск надлежащего названия для нее2.

Мне жаль пациентов, потому что эксперты тратят свое время на такие занятия, и еще более жаль, что врачи не знают о силе гомеопатии при лечении этого состояния. Я помог сотням пациентов, страдающих от этой проблемы, многие из которых приехали ко мне с другого конца страны. Я смог сделать это лишь потому, что использовал мягкую силу гомеопатии, которой неважно, какой вирус вызвал болезнь или каков диагноз пациента. Я следовал методу, описанному в этой книге, и обнаруживал, что у одного пациента хроническая усталость началась после большого горя, у другого — после принятия противозачаточной таблетки, а у третьего — после операции. Даже если у пациентов схожие симптомы, все они получат разные лекарства. Одному на основании долговременного влияния горя может понадобиться Nat. mur., другому — Sepia на основании приема синтетических гормонов, а третьему, у которого синдром хронической усталости возник как следствие анестезии, — Phosphorus. В результате полностью восстанавливаются энергия и общее здоровье пациента, чего он никогда не испытывал от действия даже лучших антивирусных медикаментов.

Обычно мы ищем пробоину в жизненной силе пациента, и эта пробоина может быть вызвана физической травмой (например, автомобильной аварией или чрезмерным использованием антибиотиков), психической травмой (например, слишком усердной учебой или выраженным беспокойством о чем-то), а чаще всего эмоциональной травмой (например, смертью любимого человека, разрывом отношений, финансовым крахом или жестоким отношением). Мы смотрим на всего человека, получившего эту пробоину, и на то, как проблема выражается его телом. Вся эта информация собирается воедино и служит основанием для полностью индивидуального назначения. Для такой работы требуется знание человеческого тела, обязательное для врача-аллопата, плюс многое другое: понимание состояния человека, способность разделить взгляды пациентов, а также понимание сути их жизненной борьбы. Именно поэтому результаты гомеопатического лечения столь удовлетворительны, и поэтому же врачи-аллопаты, изучающие гомеопатию, находят ее такой полезной — я много раз видел это у себя в школе. Большинство медицинских работников начинают карьеру с большим состраданием к своим пациентам, и в гомеопатии они находят способ оказать пациентам лучшую помощь, чем ранее.

Еще один аспект гомеопатии, делающий ее такой привлекательной для врача, — то, что мы работаем с пациентом в целом, а не с каким-то органом, не с какой-то частью его тела. Мы умеем лечить пациентов любого возраста и пола, страдающих от практически любой болезни. Как приятно быть настоящим семейным врачом, лечить три или четыре поколения одной семьи и видеть, как улучшается общая семейная динамика. Обычно мы сначала помогаем матери, которая жалуется, предположим, на истощение и изнеможение. Далее мы помогаем ребенку, страдающему от синдрома дефицита внимания с гиперактивностью, и он становится спокойнее, собраннее и перестает бить младшую сестру; а младшей сестре мы помогаем выправить самооценку и оправиться от многолетних колотушек. Затем к нам приходит подросток с кожными проблемами, а уходит с более терпимым отношением к родителям и учителям. Далее приходит бабушка и жалуется на плохую память или зрение, и даже для собаки мы найдем лекарство, после которого она перестанет пачкать персидский ковер. И, наконец, муж (обычно он приходит самым последним) попросит вылечить ему стрессовую язву, которая образовалась из-за необходимости управляться со всем этим хаосом, наполнявшим дом.

В своей практике я видел пациентов, направленных гинекологами, педиатрами, дерматологами, терапевтами, кардиологами, офтальмологами, онкологами и другими специалистами, — пациентов, на вопросы которых у специалистов не находилось ответов. Было действительно приятно видеть, как эти люди выздоравливают благодаря мягкой силе гомеопатии (если только патология не зашла слишком далеко; но в этом случае хотя бы улучшалось качество их жизни). Гомеопатии не нужны специализации; гомеопат обучен работать с любым пациентом. Я благодарен Ганеману за то, что могу практиковать таким способом, и мне не приходится лечить лишь небольшую часть организма моих пациентов, направляя их к другому врачу, когда другая небольшая часть выходит из строя.

Быстрое и мягкое излечение

Один из мифов о гомеопатии, который я часто слышу от своих пациентов, таков: чтобы подействовать, гомеопатии нужно длительное время. Несомненно, это применимо к лечению хронических болезней. Нередко пациенты скажут что-то вроде «Даю вам месяц на то, чтобы вы доказали, что гомеопатия может вылечить мой неспецифический язвенный колит [или длительную депрессию, и т. д.], или же я вернусь к моему настоящему доктору». Но любой, кто пользовался гомеопатическими лекарствами при острых состояниях — травмах, инфекциях, во время родов, — знает, что эти лекарства работают с быстротой молнии. Сколько раз я давал пациенту лекарство, и как только оно касалось языка, пациент спрашивал: «А может быть так, что оно уже сработало?» Я видел пациента, который не спал две ночи подряд из-за удушающего кашля и просто синел от этих приступов, которые шли один за другим, — так вот, он прекратил кашлять в тот момент, когда принял верное лекарство (Cuprum). При остром состоянии лекарство, принятое в воде, вступает в контакт с нервными окончаниями рта и действует почти мгновенно, быстрее, чем любой фармацевтический препарат, с которым я когда-либо работал, даже быстрее внутривенного укола.

Однако при лечении хронической болезни должен превалировать здравый смысл: болезнь, которая длилась 30 лет, не может быть вылечена за неделю или за месяц. По своей природе хроническая болезнь развивается медленно и долго, и разумно предположить, что лечение будет проходить подобным же образом. Древняя пословица гласит: «Природа никогда не совершает прыжков, она всегда движется медленно». Это трудный урок для пациентов, которые привыкли к внезапному, скачкообразному действию медикаментов: если принять снотворное, то уснете за полчаса (но если продолжать принимать его, то вам понадобится увеличивать дозу, чтобы засыпать и далее). В некотором смысле будет вредно убаюкивать пациента мыслью о том, что его состояние можно «вылечить» одной крупинкой. Для настоящего излечения нужен глубокий целительный процесс, такой, который запускается гомеопатическим лекарством, плюс партнерские отношения между врачом и пациентом.

Пациент должен принять к исполнению все рекомендации относительно образа жизни и активно сотрудничать с врачом во время курса лечения. Гомеопатия наделяет пациента полномочиями: гомеопат это штурман, но за штурвалом находится пациент. При корректировке лекарства мы зависим от наблюдения пациента за симптомами и уровнем энергии. Частенько, объясняя это пациентам, я слышу такие слова: «Вы имеете в виду, что нужно обращать внимание на то, как я себя чувствую?» Мы не только поощряем наблюдение пациента за самим собой, мы также учим его самостоятельно корректировать лекарство. В гомеопатии взаимоотношения между врачом и пациентом более сбалансированы и менее однобоки, и это приносит пользу обоим участникам процесса.

Добавим, что никакой другой терапевтический метод не позволяет вылечить хроническую болезнь за любой промежуток времени (особенно если определение лечения включает в себя профилактику возврата болезни, что описано ниже). Принимая во внимание тот факт, что лечение хронической болезни занимает много месяцев или даже несколько лет, Ганеман хотел максимально ускорить этот процесс. Всю свою долгую жизнь он проводил эксперименты, направленные на улучшение своей медицинской системы во благо пациента. Его величайшим открытием стали потенции LM (одна из основных тем данной книги), которые сокращают время лечения до половины или даже четверти времени, требуемого при лечении другими потенциями.

Хотя гомеопатические лекарства не вызывают побочных эффектов (см. главу 3, «Законы и принципы»), они могут стать причиной так называемых ухудшений. Обычно это временное усиление симптомов пациента на пути к излечению. Ганеман видел, что такие ухудшения заставляют пациента испытывать ненужные страдания, и его эксперименты были также направлены на устранение ухудшений. Потенции LM обеспечивали скорейшее лечение и при этом минимизировали ухудшение, почти полностью устраняя его. Ганеман также рекомендовал оценивать индивидуальный уровень чувствительности пациента к лекарствам, чтобы при необходимости (если пациент очень чувствительный) дозу можно было уменьшить до ее малой части. Это еще одно гомеопатическое понятие; мне бы хотелось, чтобы наши коллеги-аллопаты переняли его у нас. Даже если аллопат не станет назначать гомеопатическое лекарство, он сможет избавить чувствительных пациентов от множества страданий, если только подстроит назначаемую дозу лекарства под чувствительность пациента.

И давайте не будем забывать о полной картине. В гомеопатии весь процесс лечения занимает по большей части несколько лет. После этого пациенту более не нужны лекарства, в то время как в традиционной медицине он принимает медикаменты всю оставшуюся жизнь, страдая от их побочных эффектов, и ему постоянно нужно повышать дозу в результате развития толерантности к препарату.

Окончательное излечение

От матерей моих самых любимых пациентов, маленьких детей, я нередко слышу, что они задавали своим педиатрам вопрос, который на первый взгляд кажется простым: «Что можно сделать, чтобы воспаление уха не возвращалось и мне не приходилось снова давать ребенку антибиотики?»

Или же пациентка спрашивает гинеколога: «Что вы можете дать мне, чтобы у меня прекратились эти постоянные грибковые инфекции?» Врачи все еще ищут ответы на эти вроде бы простые вопросы. Аллопатическая медицина может успешно подавлять симптомы определенного острого проявления, но вопрос профилактики повторов этого проявления так и не решен.

Мы можем даже поставить под вопрос эффективность симптоматического лечения. Аллопатические исследования утверждают, что до 50% ушных инфекций имеют вирусную природу3,4,5,6, и при этом универсальным рецептом от воспаления уха являются антибиотики, хотя известно, что их антивирусное использование неэффективно. В результате мы имеем нарушение кишечной флоры и ослабленный иммунитет, ребенок становится более восприимчивым к следующей ушной инфекции и попадает в бесконечный круговорот все более и более сильных антибиотиков. Это мощные медикаменты, и их нельзя назначать бездумно, тем более что нельзя сбрасывать со счетов опасность адаптации бактерий к антибиотикам. Недавно в сенате проходили слушания по проблеме микробов, устойчивых к лекарствам, и глава Центра контроля заболеваний сообщил, что в США ежегодно выписывают 50 миллионов ненужных рецептов. Замечу, что в нашей стране очень часто диагностируют средний отит, и многие из этих ненужных рецептов выписываются для подавления ушной инфекции, которую можно мягко и эффективно вылечить с помощью гомеопатии*.
* Вот выдержка из недавнего исследования, в проведении которого участвовали один гомеопат и четыре обычных ЛОР-врача. Сравнивались два метода лечения острого среднего отита у детей. Группа А получала лечение одиночными гомеопатическими препаратами (Aconitum napellus, Apis mellifica, Belladonna, Capsicum, Chamomilla, Kali bichromicum, Lachesis, Lycopodium, Mercurius solubilis, Okoubaka, Pulsatilla, Silica), а группа Б — капли в нос, антибиотики, муколитики и/или жаропонижающие.

Основными параметрами измерения являлись длительность боли, длительность высокой температуры и число возвратов заболевания через один год; за уровень значимости взяли значение альфа < 0.05. Параметрами второго порядка были: улучшение через три часа, результаты аудиометрии и тимпанометрии и необходимость дополнительной терапии. Эти параметры рассматривались лишь в описательном аспекте. В исследовании участвовало 103 ребенка группы А и 28 [sic] детей группы Б, те и другие в возрасте от 6 месяцев до 11 лет. Медиана длительности боли составила 2 дня в группе А и 3 дня в группе Б. Медиана длительности лечения составила 4 дня в группе А и 10 дней в группе Б: это связано с тем фактом, что антибиотики обычно назначают на период 8–10 дней, а прием гомеопатических лекарств можно прекратить гораздо раньше. Что касается рецидивов, в группе А у 70,7% пациентов не наблюдалось возврата болезни в течение года, а среди 29,3% максимальное число возвратов составило 3. В группе Б у 56,5% не наблюдалось возврата болезни, а среди 43,5% максимальное число возвратов составило 6. Из 103 детей группы А пятеро впоследствии принимали антибиотики, остальные 98 лечились исключительно гомеопатией до полного выздоровления. Стойких последствий отита не наблюдалось ни у тех, ни у других7.

Стандарт гомеопатического лечения включает в себя предотвращение возврата болезни. Я лечил множество детей, которые годами принимали антибиотики и приходили ко мне с возвратным отитом, приступами астмы или острыми респираторными заболеваниями. К удивлению родителей и врачей, простое укрепление конституции ребенка с помощью соответствующего лекарства избавляло его от необходимости принимать антибиотики на годы вперед. Как такое возможно? Ответ прост: наши лекарства укрепляют собственную целительную энергию человеческого тела, жизненную силу. Добавим, что более сложный ответ можно найти в миазматическом назначении. Это гомеопатический аналог генетической терапии, настолько сложный и подробный, настолько важный для гомеопатического лечения, что я посвятил ему весь последний крупный раздел данной книги.

Кому-то может показаться, что гомеопатия это чудо. Вовсе нет. Это наука. Она работает, потому что основана на надежных естественных законах лечения, которые описаны мною в последующих двух главах. Если чудо и произошло, то оно только в том, что Самуэль Ганеман смог разработать всю эту медицинскую систему в течение одной человеческой жизни. Возможно, это был дар Ганеману свыше, ведь он был глубоко религиозным человеком и страстно посвящал себя делу помощи своим пациентам. В моей жизни гомеопатия определенно была даром. Когда я оглядываюсь назад и вижу все повороты судьбы, все кажущиеся совпадения, приведшие меня к гомеопатии, я задаюсь вопросом, какой дух или ангел-хранитель привел меня к ней, и испытываю благодарность. Эта книга — моя попытка поделиться этим целительным даром, с которым мне посчастливилось встретиться. Мы начнем с базовых принципов, на которых зиждется гомеопатия, с непреложного основания нашей науки.

1 Borchelt M. Potential side-effects and interactions in multiple medication in elderly patients: methodology and results of the Berlin Study of Aging. Z. Gerontol. Geriatr. 28(6):420-8, 1995 Nov-Dec.

2 Boston Globe. 1998 Oct. 19.

3 Heikkinen T., Thint M., Chonmaitree T. Prevalence of various respiratory viruses in the middle ear during acute otitis media. N. Engl. f. Med, 340(4):260-4, 1999 Jan 28.

4 Uhari M., Hietala J., Tuokko H. Risk of acute otitis media in relation to the viral etiology of infections in children. Clin. Infect. Dis. 20(3):521-4, 1995 Mar.

5 Buchman C.A., Doyle W.J., Skoner D.P., Post J.C., Alper C.M., Seroky J.T., Anderson K., Preston R.A., Hayden F.G., Fireman P. et al. Influenza A virus-induced acute otitis media. J. Infect. Dis. 172(5):1348-51, 1995 Nov.

6 Guillemot D., Carbon C., Vauzelle-Kervroedan F., Balkau B., Maison P., Bouvenot G., Eschwege E. Inappropriateness and variability of antibiotic prescription among French office-based physicians. J. Clin. Epidemiol. 51(l):61-8, 1998 Jan.

7 Friese K.H., Kruse S., Moeller H. Acute otitis media in children. Comparison between con ventional and homeopathic therapy. HNO. 44(8):462-6, 1996 Aug.

Отрывок из книги Люка Де Схеппера «Перечитывая Ганемана. Учебник классической гомеопатии для профессионалов»

При копировании материала ссылка на Издательство «Гомеопатическая книга» обязательна. Помните, что копирование материалов без разрешения приводит к пессимизации (ухудшению качества поиска) вашего сайта!

Оставить комментарий Комментарии (0)

Поделиться с друзьями

Вернуться