Вход с паролем | Регистрация

Корзина

В вашей корзине пока ничего нет

Телефон:

+7 913 920_-92-34_
Связаться с нами

Статьи

Земледелие. Гомеопатия как реальная альтернатива | Гомеопатия для растений

Задолго до появления современных методов люди выращивали урожаи по-другому, используя простые методы традиционного земледелия.


Они применяли навоз для удобрения почвы и опрыскивания из трав, когда на растения нападали вредители. Они прибегали к помощи растений-компаньонов, например ромашки лекарственной, сажая их среди грядок. Кукурузу издавна растили с бобами, а среди томатов сажали базилик.



Один старый метод — «порка» деревьев, когда по дереву бьют хлыстом. «Порка» изгоняет спящих насекомых, убирает ненужные плодоносные ветви, пускает смолу, расщепляет кору и стимулирует рост. Такой метод до сих пор практикуется во многих культурах. Бэйкер и Кук уверяют, что это связано с «внутренней связью людей и растений, а не с межкультурным обменом» (Baker & Cook, 1974). С наступлением промышленной революции и началом использования для уборки урожая механизмов появились монокультуры. С этого времени фермеры стали активно опрыскивать урожаи, а насекомые постепенно приобрели устойчивость к ядам.


Первые методы контроля вредителей и болезней ставили целью полное, а не выборочное истребление. Зола, сажа, мел, пыль, смола, мочевина, окуривания — многие такие методы были экологически нерациональными, поскольку убивали одновременно хищников и полезных насекомых. Обычным было использование кислот, солей и мыла. Растительные средства, такие как табак, деррис, рута, горькая полынь и др., а также медь, мышьяк, свинец, ртуть и сера были для насекомых смертельными. Последние были вредны не только для насекомых, но и для всей окружающей среды — включая самих людей, употреблявших урожай в пищу.


Мазут, активно применявшийся в начале XX века, — мощный инсектицид. Он применялся и для обработки дерева, и в качестве гербицида; минеральное масло применялось для зимней обработки, выведения насекомых и приготовления дисперсий химикатов. Использование мазута продолжается и по сей день.


Уже в 1945 г. были зарегистрированы случаи устойчивости насекомых к инсектицидам. Примерно в это же время в США был издан «Закон о чистой пище», в котором утверждались нормативы допустимого остаточного содержания химикатов в пище; принятие закона было обусловлено вызвавшими общественный протест высокими уровнями содержания мышьяка во фруктах и другой земледельческой продукции.


В 1930-х гг. швейцарские ученые открыли инсектицидные свойства органохлоридов, впервые синтезированных в 1874 г. Это привело к созданию ДДТ — вещества, которое активно использовалось в последние годы Второй мировой войны и только недавно попало под запрет в большинстве развитых стран.


В 1950-х гг. были разработаны органохлорины диэлдрин и алдрин и органофосфаты малатион и диазион. На рынок поступили карбаматы, такие как фербам, зинеб и каптан, и гербициды диурин, симазин и паракват. В течение короткого времени эффективность этих препаратов снизилась, и в то же время выяснилось, что они высокотоксичны для окружающей среды.


Поиск был обращен в сторону биологических агентов. Началось разведение специальных видов для контроля вредителей, например хищных клещей и ос против тли, и бактериальных агентов, таких как Bacillus thuringiensis. В Австралии Научно-индустриальная исследовательская организация стран Содружества (CSIRO) и государственный департамент сельского хозяйства положили начало применению грибковых болезней, например ржавчинных грибов, поражающих сорняки. Против вредителей использовались бабочки, жуки и паразитирующие осы. Но такую практику нельзя назвать удачной, поскольку мы наблюдаем рост грибковых заболеваний сельскохозяйственных культур.


Во всех этих программах и методах теряется из виду главное — растения, которые подвергаются нападению вредителей и болезней. Пытаться истребить вредителей и болезни — всё равно что носить воду в решете: ведь проблема не во вредителях и не в болезнях. Проблема связана с самим растением, и поэтому именно оно нуждается в лечении.


Растение в каком-то смысле похоже на человеческое тело. Наши слизистые оболочки находятся внутри тела, у растений же они снаружи и защищены лишь тонкой кожицей. Наши легкие и пищеварительная система похожи на огромный лист растения, капиллярная система растений похожа на нашу кровеносную систему, а аналог выделительной системы человека — это испарение из листьев. Сахара и белки в растениях играют ту же роль, что и запасы жира и мускулатура у людей. Когда растение больно или страдает от вредителей, его уровни сахаров и белков падают так же, как падает количество жировой и мышечной ткани у больного человека.


Природные методы земледелия предотвращают появление болезней и вредителей в 90-95% случаев. В химизированном земледелии такое предотвращение затруднительно. Эта книга написана для гомеопатов и фермеров, которые используют химикаты и хотят перейти на альтернативные методы.


Использованный в книге материал взят из моего собственного опыта и опыта моих друзей, из подтвержденных знаний о растениях-компаньонах, опубликованной информации по земледелию и, наконец, рубрик гомеопатической Материи медики, где говорится о растениях.


Коммерческий метод


Международные штаб-квартиры и промышленные производственные центры транснациональных агрохимических конгломератов сверкают высокотехнологичной архитектурой и оборудованием. В их рекламных материалах — гордые лозунги и «идеальные» продукты.


Хочется задуматься: а скольким из сотрудников этих корпораций приходилось работать на ферме или побывать на маленьком земельном участке в Азии, Африке или Латинской Америке?


Сельское хозяйство — это большой бизнес; большие корпорации инвестируют миллионы в исследования и развитие, сопряженное с продвижением их товаров. Производство пестицидов и генная инженерия идут нога в ногу: хлопок был генетически модифицирован, получив устойчивость к гербициду бромоксинилу. Это было необходимым шагом, поскольку гербицид отравлял не только сорняки, но и хлопок. В этом есть коммерческий смысл. Это повышает продажи бромоксинила.


В 1993 г. швейцарская компания «Ciba-geigy» начала амбициозный проект иммунизации растений. Идея проста: у растений, как и у животных и людей, есть иммунная система, и ее можно стимулировать, чтобы повысить сопротивляемость растений болезням и вредителям. Фермеры по всему миру ежегодно тратят 25 миллиардов долларов США на химические пестициды. И всё же пестициды не так действенны, как хотелось бы фермерам, — от болезней и вредителей всё равно гибнет около 30% урожая, 12% от болезней и 18% — от вредителей.


К сожалению, иммунизация сельскохозяйственных культур не лишена своих проблем. Иногда иммунизация угнетает рост растений, вероятно, потому, что защитные механизмы не пропускают питательные вещества к механизмам роста растения. При слишком активном применении защитные механизмы могут нанести вред и самому растению. Некоторые вещества, выделяемые растениями в ответ на болезнь, токсичны как для болезни, так и для самого растения. Биологам придется разобраться с такими побочными эффектами, если препарат предполагается продавать фермерам. Другая проблема с трансгенной, имплантированной резистентностью против вредителей и болезней заключается в том, что болезни и вредители сами, в свою очередь, через несколько поколений вырабатывают резистентность, и фермер со своим урожаем возвращается к исходной точке.


Органические фермеры, известные противники химикатов, не так уж и охотно используют новые методики. Это ответ на неверно поставленный вопрос. Фермеров беспокоят возможные побочные эффекты иммунизации, в частности использования генетически модифицированных культур. А это — производство семян для глобальной монокультуры.


Иммунизация растений с помощью гомеопатии — вот прямое решение. При этом используются минимальные возможные дозы и растения приобретают динамический иммунитет к вредителям и болезням. Болезнь — динамический процесс, а не цепь событий с причинно-следственной связью, и проблем, с которыми сталкивается фермер при подходе, используемом в традиционном земледелии, в гомеопатии просто нет, потому что это динамический метод контроля вредителей и заболеваний.


Точно так же, как при скарлатине Belladonna снимает жар, а жар ликвидирует действие Belladonna, в гомеопатической иммунизации растений подобное лекарство останавливает подобного вредителя, нейтрализуя его. То же самое мы видим в математике: минус, помноженный на минус, дает плюс.


Природный метод


На пороге XX века вышла серия книг, в которой рассматривались холистические аспекты земледелия. Следом за книгой 1895 г. о почве в 1911 г. была опубликована ключевая работа Франклина Кинга под названием «Фермеры сорока столетий: перманентное земледелие в Китае, Корее и Японии». На основе своих исследовательских экспедиций по Дальнему Востоку автор рассказывает, что фермеры в Азии работают на своих землях уже свыше 4 000 лет, а земли при этом не потеряли плодородия. В этой книге и в других похожих работах описываются полноценные системы земледелия с холистическим подходом, когда фермер пытается имитировать природу, а не вести с ней безуспешную войну. Приводятся доводы в пользу растений-компаньонов, на которых могут жить естественные хищники, поедающие вредителей урожая.



В своей работе «Земледелие» Гордон Харрисон утверждает:

Зрелые стабильные системы — системы, которые достигли т. н. климакса сукцессий, — как правило, с замечательной бережностью используют свои минеральные ресурсы. Один эколог подсчитал, что лесу в Нью-Хэмпшире для поддержания жизни требуется 365 фунтов кальция на акр, при этом 8 фунтов в год теряется через вымывание. 3 фунта из этих 8 привносятся вновь дождем, а другие 5 образуются от погодного разрушения каменных пород. Случайно было замечено, что, когда деревья вырублены, потери кальция через вымывание несравненно возрастают.

(Harrison, Earthkeeping)


В другом месте автор пишет:

Разнообразие связано со стабильностью взаимной причинно-следственной связи. Избыточность системы — это лучшая гарантия от ее распада.

(Harrison, Earthkeeping)



Пространственное расположение объектов в природе предотвращает тесные скопления тех или иных видов. Выращивая одну культуру, фермер искусственным образом пытается переделать природный расклад. В природе на свободном месте возникает настолько большое разнообразие, насколько это позволяет среда обитания. Таким механизмом природа предотвращает болезни и, как следствие, вымирание любого из видов растений и животных. Слишком большое скопление животных и растений одного вида в слишком маленьком пространстве запускает механизм, который или препятствует размножению, или компенсирует избыток, вызывая более раннюю смерть.


Такие переключатели есть во всех стабильных системах, но не во всех популяциях. Как подмечено, их нет у людей, если скорость, с которой растет мировая человеческая популяция, хоть что-то значит. Вредители, особенно насекомые, такие как колорадский жук и саранча, или грызуны, например крысы, тоже не имеют таких переключателей. Это виды, чьи популяции регулируются целиком извне, в зависимости от доступности пищи. Такие вредители производят на свет значительно больше потомства, чем нужно для поддержания стабильного числа популяции или чем в нормальных условиях может прокормить окружающая среда. Фермер, сажающий их любимую кормовую культуру, создает тем самым ситуацию, в которой младенческая смертность вредителей стремительно сокращается. Нет ничего циничного в том, насколько явна тут параллель с человеком.



Вид, популяция которого растет взрывным образом, по определению является вредителем, и последним пополнением к неизменно растущему списку опасных вредителей стал, разумеется, сам человек.

(Harrison, Earthkeeping)



Мы привыкли считать все виды живых существ, за исключением человека, неотделимыми от природы. Они являются частью системы, и невозможно вообразить их в отрыве от природы. Это можно только по отношению к человеку. Сказать, что человек — часть природы, будет слишком сильным обобщением. К тому же человек не слишком-то хорошо понимает происходящее в природе, в основном из-за собственной жадности. В результате он пользуется природой, не задумываясь об окружающей среде, особенно в так называемых развитых странах. Жители Азии используют экологически рациональные методы земледелия уже более 4 000 лет. Было бы наивным считать, что лишь у наших современных стандартов есть какая-то научная ценность, и отрицать наличие такой ценности у методов, которые используются так давно. Отсутствие научной доктрины, привязанной к тому или иному методу, не делает ее ненаучной. И неужели мы правда верим, что наши нынешние нормы выдержат испытание временем?


Со времен Галилея и Ньютона наши теории претерпели такое множество изменений, что сама идея о незыблемости научных принципов — лишь самообман. Неизвестно, когда взяло свое начало земледелие. На основе древних записей мы предполагаем, что это произошло примерно одновременно с появлением письменности. Не следует считать, что можно сказать что-то внятное о зарождении земледелия, просто потому что мы его не видели своими глазами.


Основная неясность заключается в том, что мы не знаем, что можно считать зарождением, началом земледелия. Начало всегда связано с концом, и состояние колебаний по сути формирует стабильность системы. Книга Перемен1 основана на таком же принципе: лишь перемены постоянны. Колебания подразумевают взаимоотношения, потому что между всем живым в экосистеме происходит движение и течение. Когда человек использует природу для своих нужд, он нарушает гармонию этого течения, вторгаясь в экосистему. Человек находится с природой в состоянии войны, но он добьется гораздо большего, если полюбит ее. В не столь давнем прошлом что-то побудило западного человека все сильнее и сильнее желать контроля над природой, вместо того чтобы помогать ей в духе сотрудничества. Чтобы выжить, человек, как и любое другое животное, может лишь постоянно собирать прирост растений в пищу. Но поскольку человек наделен разумом, он может перехитрить природу. Подстраивая природные принципы, такие как распределение в пространстве и разнообразие, под свои нужды, он способен создать среду, столь похожую на природную, что вредители и болезни станут делом прошлого.


В то же время в преобладающей системе земледелия существуют альтернативные методы избавления от вредителей и болезней, и к ним срочно следует привлечь внимание широкой общественности. Нам необходимо решить проблему искусственных барьеров, препятствующих более широкому внедрению данных методов. Во многих странах пошлины на регистрацию продуктов для сельскохозяйственного использования в борьбе с вредителями, болезнями и сорняками практически неподъемны для малых предприятий, использующих альтернативные методы. С учетом угрозы резкого скачка таких пошлин существует реальный риск того, что мелкие производители экологически чистой продукции будут вытеснены с рынка.


Эти знания доступны каждому — что известно и транснациональным корпорациям. Как правило, они делают разоблачительные заявления о том, что это шарлатанство, возвращение в прошлый век и мечты хиппи. Экологически рациональное земледелие не является возвращением к консервативным методикам обработки почвы без использования современных технологий. В таком земледелии применяется современная техника, сертифицированные самосевные культуры, почва и чистая вода, а также сельскохозяйственные животные. Упор делается на ротацию культур, накопление почвы, разнообразие выращиваемых культур и животных и природный контроль вредителей.


У производителей пестицидов нет никаких стимулов изготавливать простые природные продукты, поскольку они маловыгодны и их распространение может сорвать продажи коммерческих товаров, для которых необходимо широкомасштабное производство со вложением больших средств. Строгие законы, регулирующие производство и применение удобрений и пестицидов, затрудняют регистрацию товаров альтернативных производителей. Например, в австралийском законодательстве прописаны минимальные уровни содержания в продукции азота, фосфора и калия, и любой продукт с содержанием этих элементов ниже установленного уровня нельзя использовать в качестве удобрения. Сходным образом спрей против насекомых на основе чеснока с достаточной доказанной эффективностью по нынешнему законодательству не может быть зарегистрирован как пестицид. Всё это свидетельствует о нарушении законов о трестах и монополиях. Политическими методами тут практически ничего не добиться, хотя появляется всё больше свидетельств медицинских проблем, вызываемых использованием химических пестицидов и гербицидов.


Химический метод


В брошюре «Химический контроль насекомых-вредителей на полях и пастбищах» (1994), изданной Западноавстралийским департаментом сельского хозяйства, мы читаем следующее:



Расписание ядовитого действия каждого продукта приведено в таблице. Чрезвычайно токсичные вещества маркируются этикеткой «опасный яд» и принадлежат к классу токсичности S7. Минимум защитной одежды при обращении с химикатами этого класса включает респиратор и полный костюм химической защиты с капюшоном.

(Quinn et al.)


Вещества класса S6, умеренно токсичные химикаты, маркируются этикеткой «яд». При обработке этими веществами необходимо использовать респиратор и защитную одежду; при смешивании концентрата необходимы защитные очки.

(Quinn et al.)



Помимо этого, фермер обязан выдержать специальный период — время, которое должно пройти с момента обработки до момента, когда урожай попадет на рынок. Этот период нужен для того, чтобы химикаты были смыты дождем или утратили свою химическую активность, потому что у многих современных пестицидов короткий период полураспада. Продукты распада порой не менее токсичны, но лишь в течение небольшого времени. В целом уровень безопасности современных пестицидов, гербицидов и фунгицидов оставляет желать лучшего.


В Австралии, как и во многих других странах, любой желающий провести испытания продукта, даже если в нем нет токсинов, обязан получить для этого лицензию Национального регистра (National Registration Authority, NRA), если испытания будут проводиться за пределами собственного сада. Многие авторы указывают на большой простор для предвзятости и нечестных ограничительных действий со стороны коммерческих представителей, занимающих ключевые посты в законодательных и консультативных органах. В условиях соревновательного рынка поддержка низкотехнологичных малых предприятий никогда не будет предметом интереса этих представителей. В условиях мирового экономического спада, при существенных потерях, которые несет бизнес, это еще менее вероятно.


Каждый день мы читаем сводках новостей о том, как урожаи гибнут от болезней и вредителей. Яркий пример — опустошения, наносимые плодовой мушкой папайи. Фермер находит решение в рекомендациях производителя пестицидов: нужно распылять еще более смертельные яды в еще бóльших количествах.


В то же время родители регулярно бьют тревогу по поводу опыления детских площадок, где дети — которые, как известно, любят залезть в грязь, а то и засунуть ее в рот, — спустя несколько часов после опыления именно это и делают. Учитывая ядовитую природу используемых химикатов, гнев родителей совершенно понятен.


В Европе обработка парков от вредителей жестко регулируется, хотя в некоторых странах законы более строгие, чем в других. Европейский потребитель более не поощряет масштабное применение химикатов. В Нидерландах практически в каждом городке есть хотя бы один магазин или супермаркет здоровой пищи, что говорит об уровне потребительского спроса на органические продукты. Уже 12% всех производителей сельскохозяйственной продукции перешли на экологически рациональные органические методы, а еще 40% находятся в процессе такого перехода. Это означает, что около 50% голландской сельскохозяйственной продукции выращивается без применения химических удобрений, пестицидов, гербицидов и фунгицидов. И хотя поначалу урожаи, возможно, несколько меньше, деньги, сэкономленные на химикатах, с лихвой компенсируют потери. Некоторое время назад Дания приняла более строгие законы об использовании пестицидов и ввела Национальный рабочий план по экологически рациональному земледелию. Химические меры контроля вредителей, заболеваний и сорняков, а также химические удобрения в этой стране полностью запрещены.


В США, по оценкам министерства сельского хозяйства, от 60 000 до 100 000 фермеров, что составляет около 3% от их общего числа, используют нетрадиционные методы земледелия; бóльшую часть этих методов можно назвать экологически рациональными. Растет число потребителей, обеспокоенных влиянием традиционного химизированного земледелия на окружающую среду, общество и экономику. Таким образом, многие заинтересованы в применении альтернативных методов земледелия, которые могли бы сделать весь процесс более чистым с экологической точки зрения.


В Калифорнии (США) потребители подняли бунт против производителей. Это привело к отзыву лицензии у 200 наименований пестицидов. И хотя это, несомненно, важное достижение, всё равно предстоит еще многое сделать, чтобы полностью запретить применение этих веществ. Неудивительно, что агробизнес встречает альтернативные предложения по проблемам пестицидов и гербицидов враждебно или с полным бездействием, утверждая, что и без того генная инженерия и биологический контроль уже сейчас помогают фермерам ограничить распыление высокотоксичных химикатов. И хотя на первый взгляд такое возражение резонно, при этом «ради удобства» забывается, что названным методам еще предстоит в течение долгого времени доказывать свою эффективность.


Генная инженерия и биологический контроль


В настоящее время в центре внимания находится разработка методов генной инженерии и биологического контроля. В Великобритании и Нидерландах созданы фирмы, которые занимаются широкомасштабным разведением естественных врагов множества различных вредителей. Для Австралии это почти ничего не значит из-за жестких законов о карантине. Время, необходимое для пограничной проверки вредителей на заболевания, сделало бы их применение против вредителей бессмысленным и избыточным. Более того, у CSIRO есть собственная программа разведения хищников.


Но если опыт акклиматизации тростниковой жабы и рыжей лисы в Австралии о чем-то говорит, то использование хищников всегда связано с определенными трудностями и риском. Слишком часто сам хищник становится вредителем.


Здесь будет уместным рассказать о биологических мерах контроля:


1. Трудности в выращивании. Некоторые агенты биоконтроля очень трудно выращивать. Грибам требуются влажность и организм-хозяин. Хищникам нужна добыча, которую они поедают. Паразиты недолговечны или подвержены каннибализму.


2. Трудности с хранением. Многие грибы недолговечны. Хищникам и паразитам нужны организмы-жертвы и организмы-хозяева.


3. Эффективность. Грибы не выживают, будучи примененными в сухой среде. Жизненный цикл паразитов, как правило, короткий, но хищникам для развития обычно требуется гораздо больше времени, чем их жертвам. И грибы, и хищники, и паразиты, как правило, очень видоспецифичны и потому не всегда эффективны.


4. Цена. Многие агенты биоконтроля должны применяться регулярно с интервалом от 1 до 4 недель. Это дорого и порой экономически неоправданно.


5. Резистентность. Большинство агентов биоконтроля не вызывает резистентности, за исключением грибов.



Гордон Харрисон метко описывает потенциальные недостатки генной инженерии:

В целом стабильность в натуральных системах — это реальный и ценный путь сохранения плодородия почвы, нестабильность же катастрофична. Тот факт, что этот механизм легко увидеть в действии, может привести к ложному заключению, что его просто воспроизвести.

(Harrison, Earthkeeping)



Фермер, который вырубает деревья и сажает вместо них кукурузу и/или фасоль, быстро обнаруживает, что щедрая продуктивность леса не передается культурам, посаженным на той же земле. Это вызывает стремление восполнить былое плодородие почвы внесением суперфосфата и NPK-продуктов (по названию элементов — азот, фосфор и калий), которые, возможно, и ускорят рост, но в реальности результатом будут перекормленные растения с пониженной или вообще отсутствующей сопротивляемостью болезням. Эти посевы, в свою очередь, привлекут вредителей — своего рода хищников растительного мира. Обычная реакция на появление вредителей — опрыскивание ядовитыми химикатами, которые, потеряв эффективность, уступят место разрабатываемым сейчас продуктам генной инженерии. Возможные последствия этого на данный момент почти или даже вообще неизвестны и непредсказуемы. Опасения, что генетически имплантированная резистентность против гербицидов у культурных растений может передаться сорнякам, которые «надо истребить», скорее всего, не лишены оснований. С учетом имеющейся на сегодня информации можно смело утверждать, что эта технология пока не оправдала возложенных на нее надежд и не дала результатов.


Разработки, связанные с почвенной бактерией Bacillus thuringiensis, поначалу вызывали большие надежды. Она убивает серьезных вредителей, таких как гусеницы, жуки и личинки мух, будучи нетоксичной для человека, а также для пауков и других хищников. Взяв гены бактерии и перенеся их в геном растений, исследователи предполагали, что растения сами станут инсектицидами. В результате получилась бы утопическая ферма с растениями, не требующими опрыскивания, — хлопчатником, картофелем или кукурузой.


Пришлось признать, что то, что вначале выглядело столь многообещающе, оказалось вовсе не таким замечательным. Некоторое количество видов вредителей уже выработало резистентность против «растения-пестицида», чего, как уверяли ученые, никогда не должно было случиться. Согласно новейшим лабораторным исследованиям, многие другие вредители, такие как колорадский жук и некоторые виды листоверток, могут приобрести такую резистентность в ближайшем будущем. Основное опасение заключается в том, что введение токсичных генов в культурные растения может ускорить темпы эволюции «супервредителей», устойчивых к целому ряду трансгенных токсинов, сильнее, чем считалось ранее.


Идея в принципе одна и та же: перехитрить эволюцию и предупредить резистентность. Глупо, что люди продолжают с удвоенным усердием разрабатывать способы, которые уже доказанно не работают. Легко проследить, что исследования в области контроля вредителей в последние 50 лет ведутся по одним и тем же шаблонам, исходя из предположения, что резистентность можно преодолеть применением большего количества или более мощных версий уже используемых веществ. Сейчас эта тенденция сместилась в сторону генной инженерии, но стоящая за ней ошибочная философия не изменилась. И хотя бактериальные токсины стали значительно избирательнее по отношению к тому, что убивают, они породили активно развивающийся бизнес, и именно поэтому сторонники данной методики столь обеспокоены резистентностью. В 1980-х гг. их продажи увеличились почти вчетверо, до уровня около 100 миллионов долларов США. И хотя фермеры активно применяют Bt (так называется препарат) последние 20 лет и никаких свидетельств возникновения резистентности до сих пор не было, вскоре такая ситуация останется в прошлом. Некоторые ученые всегда настроены скептически. При появлении любого нового инсектицида люди пытаются выдумать причины, по которым насекомые не смогут приобрести к нему резистентность. Другие просто изначально предполагают, что резистентность появится; и это более надежная точка зрения.


Еще в 1985 г. в зернохранилищах Среднего Запада США появились резистентные бабочки. В 1990 г. ученые обнаружили другую бабочку, капустную моль Plutella xylostella, на капусте и водяном крессе на Гавайских островах, а затем резистентная капустная моль появилась во Флориде, штате Нью-Йорк, в Японии и континентальной Азии. Было проведено около десятка экспериментов, которые лишь подтвердили, что значительное число видов насекомых способно развивать резистентность. Более того, токсины теряют свою силу в течение пары дней после распыления под действием солнца, которое быстро их разрушает. Поэтому предоставляемая ими защита очень недолговечна.


Трансгенные хлопчатник, картофель, томаты, кукуруза — уже реальность. И хотя кажется, что этот путь неизбежен для успешной борьбы с вредителями, риск того, что появятся выжившие резистентные особи, которые передадут свою резистентность потомству, растет с каждым поколением. Если бы не трансгенные растения, не было бы такой неотложной нужды решать проблему резистентности. Критики обвиняют «Monsanto», производителя Bt, в том, что те медлят с переменами. Это старый стиль работы, и он у них в крови. В момент, когда резистентность появится, будет уже поздно. Ученым следует внимательно отслеживать даже намеки на ее появление, иначе битва будет проиграна. Сидеть и говорить, мол, давайте подождем и посмотрим, что будет, — это научный суицид. В то же время ввиду сложности этой темы ученые практически не знают, какая из их тактик окажется успешной. Исследователи могут моделировать ситуацию, дискутировать, ставить эксперименты в лабораториях, но все они согласны в том, что этого недостаточно, чтобы дать ответ, который бы развеял страхи фермеров и широкой общественности.


Современные методы земледелия


А тем временем в Австралии фермеры до сих пор вынуждены опылять поля химикатами — за исключением производителей хлопка. Какие-то исследования биологического контроля вредителей и сорняков проводит CSIRO. Слишком многие земледельцы живут под дамокловым мечом банкротства. Правительство вынуждено масштабно субсидировать сельское хозяйство. А производители химикатов только рады, получая большие суммы денег, которые люди вынуждены тратить на их не столь эффективные методы «контроля».


В Австралии земледелие поставило под угрозу уничтожения верхний слой почвы, флору и фауну на огромных территориях. Верхний, плодородный слой почвы, как правило, очень тонок — около сантиметра — и потому подвержен быстрой эрозии. Проблема усугубляется применением удобрений и культивацией на оголенной почве, когда количество органики в ней падает до нуля. Самая большая проблема заключается в том, что австралийские ландшафты не приспособлены для земледелия по европейским принципам. Темпы вырубок в Австралии, где в минуту расчищается площадь двух футбольных полей, или 500 000 га в год, — одни из самых высоких в мире. В 1990 г. было вырублено 650 000 га, а это почти половина площади лесов, вырубленных в бассейне Амазонки. За последние 50 лет лесов вырублено больше, чем в течение первых 150 лет после заселения Австралии европейцами. В 1995 г. в одном лишь Квинсленде были выданы разрешения на расчистку более 1 млн га; из них 685 000 га — девственный буш.


Расчистка земли крайне негативно влияет на окружающую среду. Количество осадков сократилось на 14%, что ускорило опустынивание Австралии до таких темпов, какие страна совершенно не может себе позволить. От европейских методов ведения сельского хозяйства серьезно страдает и биологическое разнообразие континента. А между тем фермеры считают, что винить их нелогично. И их реакция понятна, учитывая, что правительство делает за расчистку земель налоговые вычеты. Если бы фермеры, наоборот, получали послабление налогового бремени за экологически рациональное использование земли, они бы перешли на именно такие методы, уверяет Роберт Хэдлер из Национальной федерации фермеров. Важно учитывать, что 20% фермеров Австралии выращивают достаточно пищи, чтобы прокормить всё остальное население страны. Другие 80% находятся под влиянием международного рынка, где цены определяют компании, продающие фермерам гибридные семена, тем самым лишая их свободы действия.


Около 30% землевладельцев Австралии являются членами «Landcare», сети из более чем 2 000 местных групп по охране окружающей среды. И тем не менее использование альтернатив химическим удобрениям и пестицидам жестко подавляется Национальным регистром, законом об удобрениях, а также законом об агрохимикатах. Национальный регистр управляется людьми, представляющих интересы индустрии удобрений и химического контроля, а законы запрещают использование альтернативных методов.


На данный момент происходит следующее: фермеры бьют по вредителям максимально мощными дозами пестицидов. Обоснование этого процесса следующее: если на растения нанести очень большую дозу яда, то погибнут даже особи с повышенной резистентностью. Таким образом предполагается прервать передачу резистентности следующим поколениям. Проблема в том, что указанные процедуры необходимо выполнять безупречно, вероятность чего на практике равна нулю, потому что природные условия всегда далеки от идеальных. И если после применения этой стратегии высоких доз останутся выжившие особи, их резистентность будет очень высокой. На сегодняшний день нет пестицида, который бы мог полностью уничтожить всех до единой особей в популяции вредителей. Опыт показывает, что это самый верный и быстрый метод получения резистентных вредителей. Уже появились популяции бабочки-совки Heliothis virescens2, устойчивые к нескольким сортам Bt даже при их одновременном применении. Новейшие стратегии включают комплексную защиту растений, когда для предотвращения появления резистентности одновременно в умеренных масштабах применяют опыление химикатами, ротацию культур, естественных врагов вредителей и сдвиг даты посева по отношению к сезону размножения вредителей. И хотя этот подход гораздо более разумен, он всё равно не учитывает главного.


Гомеопатия — реальная альтернатива


Если считать, что во всём и всегда виноват вредитель, мы еще долго будем «искать ветра в поле». Решений не будет — будут новые проигранные битвы за урожай, и в конце концов мы проиграем эту войну, и в мире воцарится голод. До сих пор нам не хватало понимания, что источник проблемы — это РАСТЕНИЕ. И хотя может показаться, что генная инженерия пытается решить вопрос именно с этой стороны, по сути это лишь опосредованная атака на вредителей.


Вывод, который из этого следует сделать, таков: в борьбе с вредителями нужен новый подход. И фермеры, и потребители хотят получить продукцию, выращенную в оптимальной обстановке. Это не означает, что зерно, овощи и фрукты должны быть очень крупными и безупречными. Оптимальный рост — это то, что происходит совершенно естественным образом или в условиях, в которые были внесены лишь очень аккуратные, экологически разумные изменения. Растения всегда привлекают вредителей и болезни. Пора бы уже оставить в прошлом наши нереалистичные желания. Но проблемы вредителей и болезней решать всё-таки нужно. И тут необходимо посмотреть, что же на самом деле происходит.


Чтобы полностью понять причины возникновения болезней и подверженности растений вредителям, требуется полностью отбросить само понятие контроля как цели. Нам нужна новая парадигма, в которой учитываются факты, а не доводы, рассуждения и теории. До сих пор усилия всегда были сфокусированы на вредителе или болезни как источнике проблемы, и это далеко не рациональный подход. В реальности от вредителей и болезней страдает растение, и поэтому лечение нужно именно растению. Это единственный рациональный подход. Необходимо убрать причины; о том, как это сделать, вкратце рассказано ниже — в главах о структуре почвы и строении и тканях растений. Если это невозможно, как в случае огромных посевов, необходимых современному фермеру для выживания на рынке, то гомеопатический подход позволит ему хотя бы отказаться от применения ядовитых химикатов. Сверхмалые дозы делают гомеопатию безопасной, экологически чистой, нетоксичной, рациональной в расходе ресурсов и крайне дешевой, хотя бы потому, что, как правило, требуется лишь одно нанесение. Поскольку лечение направлено на растение, его иммунная система усиливается, и это свойство с большой вероятностью передастся следующему поколению безо всякой нужды в генной инженерии. К тому же у вредителей не появляется резистентности, поскольку они в этой борьбе более не являются мишенью. Преимущества гомеопатического метода как для производителя сельскохозяйственных продуктов, так и для потребителя самоочевидны.


При химическом опрыскивании достигается лишь локальное сокращение численности популяции вредителя. Это побуждает других особей этого вида заполнить образовавшуюся нишу, и в результате фермер лишь задерживает атаку. Гомеопатические лекарства влияют на растение, а не на болезнь или вредителей. В результате растения становятся сильными, здоровыми, недоступными для вредителей и не подверженными болезням.


Выращивание культур вместе с растениями-компаньонами также заслуживает гораздо большего внимания, чем сейчас достается этой методике. Но лишь очень малая доля фермеров использует растения-компаньоны, поскольку машины для уборки урожая не приспособлены для парных задач. Там, где выращиваются монокультуры, гомеопатия — наилучшее возможное решение.


Гомеопатические лекарства применяются в очень малых дозах — гораздо меньших, чем в традиционных и даже в биодинамических методах, — и поэтому остаточный уровень этих веществ в окружающей среде не оказывается вредным. Даже высокотоксичные вещества, такие как мышьяк, в высоких разведениях становятся практически безвредными, но при этом сохраняют эффективность против болезней и вредителей. Растения поглощают любые вещества в микродозах, и поэтому гомеопатия особенно хорошо подходит для их лечения. И при распылении, и при поливе лекарство усваивается растением в кратчайшие сроки, листья и корни поглощают его одинаково хорошо.


Гомеопатическая медицина доступна во всём мире. У гомеопатических средств нет срока годности. У гомеопатии непревзойденная эффективность, потому что одной дозы достаточно для защиты растения в течение всего жизненного цикла, как минимум в случае с однолетними и двулетними растениями. Гомеопатия никогда не вызывает резистентности, потому что лечение нацелено на растение, а не на болезнь или вредителя. Нет риска для окружающей среды, благодаря как малому размеру доз, так и тому, что лекарство разрушается на свету под действием ультрафиолета. В почве не остается вредных веществ, которые отравляли бы другие организмы, — поэтому гомеопатия экологически безопасна. Стоимость применения гомеопатических препаратов ничтожно мала по сравнению с обработкой химикатами и даже с биологическим контролем.


Пример


Производители хризантем помимо шести типов биологического контроля (включая хищников) используют два вида Bt и от четырех до шести разных пестицидов. Пестициды приходится распылять регулярно, с интервалом от одной до четырех недель. Если бы производители хризантем использовали гомеопатию, им бы потребовалось максимум четыре лекарства, которые нужно было бы наносить только однократно и только в случае, если вредитель уже напал. При использовании лекарства, сделанного из растения-компаньона, требуется лишь одно лекарство от всех проблем растения, причем всего одна доза. Разница очевидна. Вместо 12-16 опрыскиваний химикатами нужно провести максимум четыре или вообще одно. Это на 70%, а в лучшем случае — на 98% сокращает необходимую работу, а цена обработки существенно падает, даже если потребуется четыре лекарства. Экономия составляет 90% и более. Единственное возможное затруднение — это отношения антидота между используемыми лекарствами: в таком случае может понадобиться повторное применение и небольшое увеличение затрат.


Чтобы понять, что это значит применительно к лекарствам, нужно изучить источники их получения и функцию, которую они выполняют в жизни растения. Нам также необходимо рассмотреть непосредственную среду обитания растения. Затем следует учесть погоду и климат — краткосрочную ситуацию с погодой и закономерности погоды в течение большого периода времени. Нужно рассмотреть и то, что происходит на земле: тип почвы, ее структуру, содержание гумуса, pH, присутствие сорняков. В равной степени важен способ культивации: на оголенной почве, органический, пермакультурный, биодинамический, биологический или традиционный. При методе оголенной почвы грибы и бактерии, в естественной обстановке выполняющие функцию сапротрофов и разлагающие органические остатки, вынуждены нападать на растения, чтобы выжить.


Микроскопические обитатели почвы крайне важны для переработки органических компонентов в доступную для растений форму. В традиционных методах земледелия удобрения вносятся в почву в неорганической форме. Это провоцирует вымывание, а поддерживать оптимальные уровни питательных веществ в почве в течение жизненного цикла растения становится значительно труднее.


Лекарства можно разделить на три группы с разным действием. Тканевые соли, или элементы (первая группа лекарств), по своему действию связаны с болезнями, как это видно по производимым ими симптомам. Ниже детально описаны специфические избытки и недостатки питательных веществ, взаимоотношения между разными питательными веществами и связанные с ними лекарства, включая враждебные, дополняющие, подобные лекарства и лекарства-антидоты.


Так, например, калий фиксирует фосфор, из чего можно заключить, что Kalium является антидотом к Phosphorus, останавливая его действие. Эти два вещества враждебны и в необработанной форме, и как гомеопатические лекарства.


Что касается тканевых солей, следует заметить, что так называемые макроэлементы получают львиную долю внимания и представляются наиболее важными в основном потому, что они присутствуют в почве в больших количествах. Но дисбаланс микроэлементов ведет к гораздо более тяжким последствиям для растения, чем недостаток элементов группы NPK. Как человек может испытывать нехватку пищи и при этом нормально жить, так и растение справляется с недостатком натрия, фосфора и калия значительно лучше, чем с дисбалансом, например, бора или молибдена: такой дисбаланс сразу же вызовет более серьезные симптомы. Поэтому я предлагаю рассматривать микроэлементы как ключевые лекарства, а макроэлементам отдать второе по важности место в такой растительной Материи медике.


Лекарства, полученные из растений (вторая группа), больше подходят против вредителей, хотя некоторые из них, особенно сделанные из растений-компаньонов, эффективны и против болезней, особенно если болеет их компаньон. Они работают как конституциональные средства, поскольку все симптомы компаньона покрываются его растением-защитником. Например, Ocimum (базилик), компаньон томатов, защищает томаты от всех их вредителей и болезней.


Лекарства, приготовленные из беспозвоночных (третья группа), таких как насекомые, паукообразные и брюхоногие, либо очень специфичны, либо, наоборот, обладают широким спектром действия. Helix tosta действует специфически против улиток и слизней, а Bombyx processionea обладает широким действием против гусениц. Иногда эти средства помогают и при лечении болезней, но только если симптомы болезни напоминают результат действия вредителей, из которых сделаны данные лекарства.


Почва, погода, вид культуры и биом — вот, образно говоря, четыре ножки, на которых стоит табурет диагностики; диагноз можно расширить с помощью лабораторных исследований и микроскопирования.


Примечания
1 Наиболее ранний из известных китайских философских текстов. Содержит систему гексаграмм с комментариями, используемую при гадании. — Прим. ред.
2 Вредитель табака, известный в англоязычных странах как Tobacco budworm, «табачная листовертка». — Прим. перев.

Приведен фрагмент из книги: Вайкунтанат Дас Кавирадж «Гомеопатия для фермы и сада. Гомеопатическое лечение растений». Это вводный материал по гомеопатии для растений— в самой же книге читатель найдет множество конкретных советов и указаний по лечению самых разных болезней, по тому, как справиться с вредителями, как улучшить качество почвы и много, многое другое. Плановый выход книги — осень 2013. Идет льготная подписка на книгу (до 25 октября 2013 г.).

При копировании материала ссылка на Издательство «Гомеопатическая книга» обязательна. Помните, что копирование материалов без разрешения приводит к пессимизации (ухудшению качества поиска) вашего сайта!

Оставить комментарий Комментарии (2)

Поделиться с друзьями

Вернуться