Вход с паролем | Регистрация

Корзина

В вашей корзине пока ничего нет

Телефон:

+7 913 920_-92-34_
Связаться с нами

Статьи

Братья Соколовы — русские врачи-гомеопаты

В среде российских врачей-гомеопатов 20-30-х годов ХХ века, едва ли не самых трудных и трагических десятилетий в истории гомеопатии в нашей стране, отчетливо выделяются фигуры двух братьев — Дмитрия Петровича и Владимира Петровича Соколовых. Братья Соколовы способствовали не только распространению лечебной практики и росту популярности гомеопатии среди пациентов, но и утверждению как признанного направления в медицине. Этот небольшой очерк об их жизни и работе как врачей-гомеопатов составлен на основе семейных архивов, воспоминаний родственников, а также собранных ими документов и свидетельств.

Родились Дмитрий Петрович и Владимир Петрович в Рязани, в многодетной и небогатой семье сапожника Петра Сергеевича Соколова и Надежды Павловны Соколовой, и все, чего они достигли в дальнейшем, было их личным достижением — результатом воли, таланта, труда и взаимопомощи.

Дмитрий Петрович Соколов

Старший из братьев — Дмитрий Петрович Соколов (1872-1932), учился сначала в церковно-приходской школе, откуда за отличные успехи в учебе был переведен в гимназию, на казенный счет. Окончив гимназию с отличием, Дмитрий Петрович поступил на медицинский факультет Московского университета, где в 1899 г. получил диплом лекаря и, как выпускник университета, личное дворянство.

В годы учебы в университете, как и многие другие студенты, Дмитрий Петрович зарабатывал репетиторством и был приглашён домашним учителем в помещичью семью — к молодой барышне, Надежде Павловне Аристовой, ставшей впоследствии его женой. Её дядя, Иван Кириллович Мишин, уже в то время — врач-гомеопат, сыграл в дальнейшем большую роль в выборе молодым врачом своего направления в медицине.

После получения диплома лекаря Дмитрий Петрович очень быстро, благодаря своим способностям, завоевал себе известность в Москве как врач-гомеопат. Первое время молодой врач работал в трех местах. Больных он принимал в гомеопатической аптеке Вагнера на Маросейке, д. 15.1 Один день в неделю он вёл бесплатный прием бедных людей. Кроме этого, работал врачом-инспектором в одном из районов Москвы. С большой теплотой его вспоминали в гимназии Винклера на Покровке, где он был врачом.

Московская аптека В.Л. Вагнера (Маросейка, д. 15 )

Дмитрий Петрович участвовал в трёх войнах. Как врач он был призван в 1904 на Русско-Японскую войну, в 1914 на I Мировую, затем был врачом на войне гражданской. В 1912 г. избран председателем правления Московского благотворительного общества последователей гомеопатии и возглавлял делегацию Общества на I Всероссийском съезде последователей гомеопатии в Санкт-Петербурге.

Дмитрий Петрович был разносторонне одаренным человеком. У него был прекрасный голос. Увлечение театром, музыкой, литературой прошло через всю его жизнь. Большое место в его жизни занимал спорт, он играл в хоккей, занимался лыжами, получал призы в соревнованиях по академической гребле. Он был уверен, что спорт помогает лечению многих болезней. У него лечились многие известные артисты: В.И. Качалов, А.В. Нежданова, М.Н. Ермолова, И.В. Ильинский.

Игорь Ильинский, которого Дмитрий Петрович лечил от бронхиальной астмы, писал в книге своих воспоминаний:

Известный артист начала ХХ в. Игорь Ильинский

«В первые годы после революции приходилось играть в холодных, нетопленых помещениях. Условия работы в театрах надорвали мое здоровье, я стал часто болеть бронхитами, которые перешли в хроническое катаральное состояние верхних дыхательных путей, сопровождавшееся припадками бронхиальной астмы. К каким только врачам и профессорам я не обращался! Все было безрезультатно. Наконец, когда я совершенно разуверился в помощи медицины, мне посоветовали обратиться к гомеопатии. Ко мне приехал известный в то время врач-гомеопат Дмитрий Петрович Соколов. Он прописал мне гомеопатическое лекарство, но главным образом предложил обратить внимание на дыхательную гимнастику, рекомендовав мне своего ученика Е.В. Зеленина, энтузиаста этой гимнастики. Во время визита я все время внимательно разглядывал Дмитрия Петровича. Что-то знакомое, неуловимое мелькало во всей его докторской наружности. Где-то я его видел. Где-то мы с ним встречались. Не удержавшись от любопытства, я спросил у него, не мог ли я с ним встречаться в театральных кругах.

Да нет, — отвечал Соколов, — в театрах бываю редко, трудно сказать, где вы меня могли видеть.

Видел, Дмитрий Петрович, видел! — В театральном кружке, может быть? Нет, что-то не то, я вас знаю, но припомнить не могу.

— Вот раньше я бывал в Яхт-клубе. Может, по Яхт-клубу вы меня знаете?

И вдруг я ахнул. Да ведь это тот самый доктор с седыми усиками и головой „бобриком”, что играл „бека” в первой хоккейной команде. Это тот доктор, которого можно было каждый раз видеть на „скифе”, идущем от стрелки до дачи Яхт-клуба на Воробьевых горах.

Методически поблескивая на солнце загребавшими воду веслами, он шел на лодке-одиночке четыре-пять километров, купался, съезжая с потешной горки-лотка в воду, отфыркивался и также методично отбывал обратно на стрелку, в Москву. Начались воспоминания о хоккее и гребле.

— Так вот, голубчик, сказал на прощание Дмитрий Петрович, — занимайтесь дыхательной гимнастикой и полегоньку вернитесь к спорту. Вернитесь на каток, теннис, вернитесь к спорту на воздухе. Крупинки и капли принимайте, но лучше дыхательная гимнастика и спорт без крупинок, чем крупинки без них.»2 И, следуя рекомендациям Дмитрия Петровича, Игорь Ильинский не только почти полностью вылечился от бронхиальной астмы, но и долгие годы активно занимался спортом, особенно теннисом, что позволило ему до самых преклонных лет сохранять редкую работоспособность и «до пятидесяти … играть Хлестакова».

Как врач-гомеопат Дмитрий Петрович был хорошо известен в Москве. На его приемах в квартире на Покровке, в Девяткином переулке, ежедневно собирались в приемной до сорока человек больных. Особенным его талантом было установление диагноза болезни человека. Его часто приглашали врачом-консультантом в Кремль. В 20-х годах, уже после революции, Дмитрий Петрович становится главным врачом «Всеобуча», во главе которого стоял Н.И. Подвойский.



Дмитрий Петрович был одним из основателей в 1928 г. и первым председателем правления Всероссийского общества врачей-гомеопатов (ВОВГ). Д.П. Соколов сумел сплотить вокруг себя единомышленников — талантливых врачей В.В. Постникова, В.Н. Дункеля и ряд других. Всероссийское общество врачей-гомеопатов занималось изучением гомеопатического метода, изданием отечественной и зарубежной литературы и популяризацией гомеопатии среди медицинской общественности. В 1938 году в связи с репрессиями в стране общество было закрыто.

Дмитрий Петрович Соколов с детства был глубоко верующим человеком, регулярно посещал храмы и всячески помогал церкви; был семейным доктором священника о. Алексия Мечева, позже канонизированного; был прихожанином храма Свт. Николая Чудотворца в Клённиках на Маросейке и пел там на клиросе. Очень любил Дмитрий Петрович бывать в Аносином Борисо-Глебском монастыре3 в Звенигородском районе Московской области; много помогал этому монастырю пожертвованиями и был там добровольным врачом. «Мы под руководством Грузинова и Соколова — врачей-гомеопатов — приготовляли лекарства и лечили сестер и приходивших за медпомощью крестьян»4, — вспоминала одна из игумений монастыря — Алипия (Таищева).



Владимир Петрович Соколов (1891-1937), будучи почти на девятнадцать лет моложе Дмитрия Петровича, во многом пошел по его стопам. Так же как и его старший брат, он был переведен из церковно-приходской школы в гимназию, так же — выбрал медицинский факультет Московского университета и поступил на него, так же — правда, еще студентом-медиком — был мобилизован и служил в санитарно-гигиенических отрядах и госпиталях русской армии5, из-за чего пришлось на несколько лет прервать обучение в университете, накопив, впрочем, бесценный практический опыт общения с больными, оказания срочной помощи в полевых условиях, диагностики — без всякой аппаратуры, лечения (по необходимости) гомеопатическими дозами лекарств и всеми подручными средствами.

Владимир Петрович СоколовВ годы I Мировой войны

Вернувшись, после окончания I Мировой и гражданской войн, к мирной и гражданской жизни, Владимир Петрович в 1922 г. успешно, как и старший брат, заканчивает Московский университет, получив, однако, по окончании, не жалованное личное дворянство, но сохранившуюся в семейном архиве справку № 2841 от 8 декабря 1922 года, выданную деканатом медицинского факультета Первого Московского государственного университета, подчинявшегося тогда уже Народному комиссариату просвещения РСФСР6.

Как практикующий врач Владимир Петрович был таким же талантливым диагностом и последовательным гомеопатом, как и Дмитрий Петрович, быстро завоевав популярность особенно в московской артистической среде. Когда было основано Всероссийское общество врачей-гомеопатов, Владимир Петрович занял должность секретаря Общества. Одним из значительных дел, в котором активно участвовало ВОВГ стало создание в 1935 г. в системе лечебных учреждений Российского Общества Красного креста Московской гомеопатической поликлиники на Трубной площади. Сам он до ареста работал врачом-гомеопатом в Арбатской и Дорогомиловской поликлиниках Российского Красного Креста.

Большое и очень важное место в жизни Владимира Петровича занимала его семья. Владимир Петрович женился в феврале 1925 г. на Татьяне Александровне Мерчанской (1905-1988), полной бесприданнице, сироте, дочери расстрелянного в 1919 году статского советника Александра Павловича Мерчанского. Татьяна Александровна Соколова — редкий по своей красоте, как внутренней, так и внешней, человек — пронесла любовь к мужу и его близким через всю свою жизнь. У них было двое детей (дочь Кира и сын Алексей), а после смерти Д.П. Соколова четверо его детей стали по существу детьми Владимира Петровича и Татьяны Александровны, и, что самое замечательное, — и после ареста Владимира Петровича в 1937 году, в 32 года став вдовой, Татьяна Александровна мужественно и самоотверженно помогла встать на ноги не только своим детям, но и племянницам.

Безусловно заслуживает внимания личность Владимира Петровича как человека, семьянина, врача. Это был весёлый, легкий, жизнерадостный человек, всегда готовый помочь больному, ближнему, другу, просто незнакомому человеку. Общение его с пациентами, безусловно, было еще и психотерапевтическим, что тем более привлекало к нему людей. Его скромный дом — комнаты в служебной квартире №15 на 1-м этаже флигеля в доме № 12 по Малой Никитской улице всегда был полон посетителей. Врач принимал больных, его жена — друзей, родственников, знакомых. На дверях дома с улицы была медная табличка: «Докторъ Соколов Владимир Петрович». Часы приёма практически не ограничены. В свободное же время неистощимый на яркие идеи, неизменно бодрый, деятельный Владимир Петрович всегда придумывал что-нибудь праздничное, какое-нибудь веселое действие или представление, объединяя всех.

Супруги Соколовы: Владимир Петрович и Татьяна АлександровнаВладимир Петрович Соколов, арестован в 1937 г.

Закончилась жизнь этого талантливого и очень светлого человека трагически и преждевременно. Двадцать шестого октября 1937 года он был арестован, абсурдно обвинен тройкой УНКВД по Московской области «в организации контрреволюционной группы врачей-гомеопатов и озлобленной фашистской погромно-террористической агитации» по ст. 58 п. 10 УК РСФСР. Содержался в Таганской тюрьме. Следствие установило, что он «является активным участником контрреволюционной фашистской группы среди врачей-гомеопатов и вел активную контрреволюционную агитацию, высказывался за необходимость организованной борьбы против руководства ВКП(б) и Советского правительства».

Постановлением тройки УНКВД по Московской области 20.12.1937 г. приговорен к высшей мере наказания. Приговор приведен в исполнение 22.12 1937 г. Место захоронения — Бутовский полигон. Однако по официальным данным он был приговорен к 10 годам лишения свободы без права переписки.

3.02.1956 г. его жена Т.А. Соколова обратилась в Комитет Госбезопасности при Совете Министров СССР с просьбой сообщить ей о дате смерти В.П. Соколова, т.к. «в настоящее время Постановлением Президиума Московского городского суда муж полностью реабилитирован». 25.07.1956 г. Управление милиции УВД Московской области письменно сообщило ей, «что осужденный отбывал наказание в исправительно-трудовом лагере и умер 10.02.1943 г. от крупозного воспаления легких. Акт о смерти Соколова Владимира Петровича зарегистрирован в Красно-Полянском р\б ЗАГСе Московской обл. в августе 1946 г.».

Приводим также Постановление Президиума Московского городского суда от 19.06.1956 г.: «Постановление тройки при УНКВД СССР по Московской области от 20.12.1937 г. в отношении Соколова Владимира Петровича отменить и дело производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления».

Материал составлен и дополнен на основании личных архивов и воспоминаний ещё живущих дочери Д.П. Соколова — Елены Дмитриевны Шмидт, родной племянницы Дмитрия Петровича и Владимира Петровича (дочери их сестры) — Елены Николаевны Падейской, внуком Владимира Петровича — Александром Васильевичем Густырем.

Примечания
1 Московская аптека В.Л. Вагнера (Маросейка, д. 15 ). В этом же доме находилась Лечебница Московского Благотворительного Общества последователей гомеопатии на 15 коек (Маросейка, д. 15, кв. 3).
2 Игорь Ильинский «Сам о себе». Москва, Всероссийское театральное общество. 1961. С. 160-161.
3 Борисо-Глебский Аносин женский монастырь называли «Женской Оптиной». Обитель была основана игуменьей Евгенией (Мещерской), теткой известного русского поэта Ф.И. Тютчева. В предреволюционные годы, благословляя избрать монашеский путь, преподобный о. Варсонофий Оптинский назначал для его прохождения именно Аносину пустынь и еще два других женских монастыря, настоятельницами которых были аносинские сестры. В обители, в последние годы ее существования находили приют епископ Серафим (Звездинский) и схиигумения Фамарь, благословляли поступать своих чад Зосимовские старцы — о. Герман и о. Алексий, по благословению о. Алексия и о. Сергия Мечевых часто бывали прихожане с Маросейки.
4 Женская Оптина. Материалы к летописи Борисо-Глебского женского Аносина монастыря. Издательство: Паломник, 2005. С. 354.
5 В этом разделив судьбу не только своего брата, но и своих ровесников — М.А. Булгакова, А.Н. Бакулева, как и тысяч других российских врачей.
6 Фамилии подписавших справку тогдашнего декана медицинского факультета МГУ и «члена президиума факультета» трудно разобрать, но известно — и любопытно для понимания атмосферы в академической среде начала 20-х годов вообще и на медицинском факультете МГУ в частности, — что в августе 1922, за три месяца до выдачи справки, был арестован, в числе многих других, как представитель активной антисоветской интеллигенции и приговорен к высылке из РCФСР прозектор и товарищ декана медицинского факультета МГУ, профессор Высшей медицинской школы, профессор Ветеринарного московского института Василий Емельянович Фомин.

Оставить комментарий Комментарии (4)

Поделиться с друзьями

Вернуться